Д. Лобанов

Торговый дом Аршинова. Старопанский пер., д. 5.

Фото Т. А. Лобановой. 2024 г.

К августу 1899 г. старый обветшавший каменный трехэтажный дом причта* церкви Космы и Дамиана в Старых Панех был признан, после осмотра комиссией, опасным для проживания, и полиция обязала освободить его в семидневный срок1.
ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 684. Д. 27. Л. 1; Оп. 744. Д. 2446. Л. 71 об.
Причт — совокупность лиц, выполняющих в приходском храме богослужебные обязанности. Исторически причетниками называли лиц, не входивших в число священнослужителей и церковнослужителей, т. е. канонически не являвшихся членами клира (клириками) и не имевшими церковного посвящения, но при этом исполнявших должности церковнослужителей и фактически к клиру причислявшихся («причтенные к клиру», отсюда — «причетник»). В синодальную эпоху до 1869 г. к причетникам относились штатные служители соборных и приходских церквей с должностями певчих, свещеносцев, звонарей и церковных сторожей (обычно их именовали пономарями и дьячками). После законодательного акта 1869 г., в духовном сословии из лиц непосвященных были оставлены лишь псаломщики, соответствующие прежним дьячкам, причем псаломщики признавались состоящими в клире, даже если не имели церковного посвящения.
Учитывая постановления Городской Управы, место расположения и существующие ограничения для жилых помещений, настоятель церкви протоиерей Василий Сергеевич Богословский с причтом и церковный староста потомственный почетный гражданин Семен Федорович Бубнов решили не строить новый дом для причта (в этом случае требовалось оставить во дворе 30 сажен* незастроенной земли из имеющихся 70), а строить торговые помещения для сдачи в наем (в этом случае Управа позволяла застроить всю землю), что могло дать значительный доход церкви и причту2.
ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 684. Д. 27. Л. 1.
Cажень (устар. русская мера длины) = 2,13 м
Новый дом взялся построить московский купец 1-й гильдии* Василий Федорович Аршинов (1854−1942). Еще в 1871 г. В. Ф. Аршинов, приехав в Москву, устроился приказчиком в магазин владельца Даниловской мануфактуры купца Василия Ефремовича Мещерина (дом Товарищества Даниловской мануфактуры на выходящем на Биржевую площадь углу Богоявленского и Космодамиановского переулков входил в приход церкви Космы и Дамиана в Старых Панех). Уже будучи купцом, В. Ф. Аршинов торговал здесь мануфактурным*, суконным товаром3.

Ерёмина Л.Г., Печёнкин И. Г. Аршиновы. Страницы истории семьи. М., 2023. С. 10−11.
Мануфактура (лат. manus «рука» + лат. facere «делать») — предприятие, основанное на ручном труде наёмных работников, где существует разделение труда на отдельные производственные операции.
Гильдии купеческие - в России (18 в. - 1917) сословные объединения купцов. Привилегированное гильдейское купечество делилось (с 1775) по размерам капитала на три гильдии.

Фотография В. Ф. Аршинова из книги Ерёмина Л. Г., Печёнкин И. Г. Аршиновы. Страницы истории семьи. М., 2023.

В.Ф. Аршинов предложил построить дом на собственные средства без всяких расходов на постройку и содержание дома со стороны церкви и причта, с тем условием, чтобы ему была предоставлена аренда дома в течение 24 лет. По истечении 24 лет дом должен был поступить в полную собственность церкви. За арендуемый на этих условиях дом В. Ф. Аршинов должен был платить церкви первые 12 лет по 7.000 рублей в год, а за оставшиеся 12 лет по 8.000 рублей в год4.

ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 684. Д. 27. Л. 1 об.

Фрагмент* прошения причта и старосты церкви Космы и Дамиана в Старых Панех о постройке нового дома. Сентябрь 1899 г. (ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 684. Д. 27. Л. 1).

В Московскую Духовную Консисторию

Священноцерковнослужителей и старосты

Космодамианской, в Старых Панех церкви

покорнейшее прошение.


В поданном 23-го Августа Его Высокопреосвященству от нас прошении мы объяснили, что церковный дом, в котором мы имели помещение, комиссией, осматривавшей оный, был признан опасным для жительства, и потому полиция обязала нас подпиской выехать из дома в семидневный срок. В виду сего на нас лежит обязанность принять меры к постройке нового дома вместо разрушающегося старого. Но здесь мы встречаем следующее затруднение: Если строить дом для помещения в нем причта, то по обязательным постановлением Городской Управы требуется оставить во дворе 30 сажен незастроенной земли, которой у нас всего 70 сажен, и в настоящее время, когда она вся застроена, к нас нет ни сараев, ни погребов, а с отчислением 30 сажен придется сократить наши помещения до крайней тесноты. Если же строить дом для торговых помещений, которые в нашей местности могут дать значительный доход, от Управа дозволяет застроить всю землю, не отчисляя 30 сажен для двора. В виду сего мы находим более целесообразным строить дом для торговых помещений.
Первое прошение в Московскую духовную консисторию с просьбой разрешить аренду земли с постройкой торговых помещений было отправлено 23 августа 1899 г. В сентябре был составлен проект договора. По нему В. Ф. Аршинов брал на себя обязательство «выстроить на собственный свой счет из своего материала, не требуя от церкви и причта никаких расходов четырехэтажный с подвалами каменный дом для устройства в оном одного или нескольких торговых помещений, согласно плана и фасада архитектора-художника Шехтеля»5. Также в доме должно было быть устроено «водяное центральное отопление с подогретой вентиляцией […], водопровод, подъемная электрическая машина и электрическое во всем доме освещение»6. Всю постройку В. Ф. Аршинов обязался закончить за один год со дня заключения договора7. В новом доме В. Ф. Аршинову предоставлялось право занимать «помещения для себя, а также таковые отдавать от себя другим лицам в наем под торговлю законом дозволенными товарами»; при этом запрещалась «торговля крепкими напитками». Новый дом В. Ф. Аршинов должен был «застраховать от огня, на имя церкви, в одном из Страховых обществ, по указанию причта, в сумме не ниже ста тысяч рублей»8.
Там же. Л. 2 — 2 об.
Там же. Л. 3.
Там же. Л. 3 об.
Там же. Л. 4.
По предварительным расчетам для постройки торгового дома требовалось не менее 80−85 тысяч рублей. Из ежемесячной арендной платы в 7.000 р. планировалось отдать на нужды церкви 6.000 р., а 1.000 р. прибавить к получаемым деньгам для найма квартир для причта. Также для причта планировалось построить особый трехэтажный дом при церкви на месте каменной одноэтажной лавки9.
Там же. Л. 9, 11 об.; Ерёмина Л. Г., Печёнкин И. Г. Указ. соч. С. 39.
Уточнения и согласования между Москвой и Петербургом длились еще несколько месяцев. 10 января 1900 г. указ о постройке дома был подписан10.
Там же. С. 39.
Здание торгового дома В. Ф. Аршинова — образец раннего модерна, одно из первых произведений талантливого архитектора Федора Осиповича Шехтеля (1859−1926). Он проектировал не только само здание, но и детали внутреннего убранства. Как отмечала пресса, новое здание «в смысле света, использования места и торговых удобств не уступает подобного рода домам за границею»11.

Романюк С. К. Сердце Москвы. От Кремля до Белого города. М., 2013. С. 399; Московский листок. 16 октября 1900. № 289. С. 2.

Фотография архитектора В. О. Шехтеля. 1890-е гг.

Торговый дом В. Ф. Аршинова занимает всю площадь небольшого участка (боковые и задняя стены здания одновременно фиксируют границы принадлежащего Аршинову участка). Каждый из четырех этажей здания представляет собой огромный зал. В правой части каждого из них, неподалеку от входной двери, была устроена узкая лестница, ведшая на расположенный выше этаж, а вплотную к задней стене здания и участка был устроен лифт, соединяющий все четыре этажа здания, включая подвальный12.
Там же. С. 2; Кириченко Е. И. Архитектурное наследие Федора Шехтеля в Москве. М., 2009. С. 153.
Металло-кирпичная каркасная конструкция этого и подобных ему торговых и деловых зданий сложилась в России в середине XIX в. в ходе строительства фабрично-заводских сооружений и оттуда перешла в торгово-деловые постройки. Перекрытия зала каждого из этажей торгового дома В. Ф. Аршинова поддерживают расположенные по одной оси друг за другом в глубинном направлении металлические колонны. В качестве перекрытий употреблены железобетонные своды Монье13.

Там же. С. 153; Нащокина М. В. Московский модерн. М., 2005. С. 260.

Проект главного уличного фасада торгового дома В. Ф. Аршинова. Продольный и поперечный разрез.

Конструктивные особенности и размеры участка предопределили облик главного и единственного, выходящего в переулок фасада. Главная тема фасада — располагающиеся по его центру огромные окна трех этажей, смотрящиеся одним единым окном, обрамленным по бокам прямоугольными ризалитами-эркерами. Завершается здание невысоким четвертым этажом в виде аттика, горизонтализм которого подчеркнут лентой расположенных почти вплотную к друг другу узких, высоких, прямоугольных окон14.

Там же. С. 260; Кириченко Е. И. Указ. соч. С. 153 — 154.

Проект главного фасада торгового дома В. Ф. Аршинова. В. О. Шехтель. 1899 г.

Немалую роль в усилении архитектурной выразительности фасадов этому зданию, как и другим сооружениям Ф. О. Шехтеля, придает умелое использование фактурно-цветовых контрастов. Дом Аршинова явился одним из первых, где Шехтель использовал глазурованный кирпич (серо-зеленая керамическая плитка), вскоре ставший любимым и постоянно употребляемым материалом. На фасаде дома Аршинова выразительный колористический контраст, создаваемый интенсивным синим цветом и холодным блеском облицовочного кирпича, красиво оттеняется светлым тоном матовой бетонной штукатурки. Его дополняют и обогащают фактурно-цветовые сопоставления панелей из красного дерева (из них выполнены междуэтажные тяги и панель-ограждение первого этажа), а также изысканный изгиб сверкающей золотым блеском бронзовой ручки входной двери15.
Там же. С. 154; Нащокина М. В. Указ. соч. С. 260 — 261.
Визуальному увеличению масштаба постройки способствуют не только сами архитектурные формы, но и крупные декоративные лепные детали — обрамления овальных окон над входом первого этажа. В композицию дома Аршинова Шехтель включил один из наиболее распространенных и характерных иконографических мотивов раннего модерна — рельефное изображение женской маски с распущенными волосами. Здесь этот популярный мотив украшает замковый камень гигантского окна; он же повторен и в капителях пилястр второго этажа, примыкающих к огромному центральному окну16.

Там же. С. 260; Кириченко Е. И. Указ. соч. C. 154.

Фрагмент декора на главном фасаде торгового дома В. Ф. Аршинова.

Здание торгового дома Аршинова было освящено в торжественной обстановке 15 октября 1900 г. благочинным* Китайского сорока* протоиереем Константином Ивановичем Богоявленским (1839−1913), настоятелем Покровского собора на Рву на Красной площади. Во втором часу дня в помещение торгового дома «были принесены чудотворные иконы Спасителя, Иверской Богоматери и прочие чтимые иконы и о. протоиереем К. И. Богоявленским соборным служением было отслужено молебствие с водоосвящением в присутствии массы представителей торгового мира»17.
Благочинный — административная должность священника, помогающего епископу в надзоре за порядком в определённом церковном округе в составе епархии, называемом благочинием. Благочинный является своего рода посредником между приходом и епархиальным управлением по ряду вопросов.
Соро́к — церковно-административная единица в Москве XVI — начала XX веков: группа церквей, находившихся в непосредственной близости друг от друга. В нынешней Москве сорока́ не существуют, их заменили благочиния.
Московский листок. 16 октября 1900. № 289. С. 2.

Торговый дом В. Ф. Аршинова (журнал «Зодчий». 1902 г.).

После издания декрета «Об отделении церкви от государства» в 1918 г. здание торгового дома В. Ф. Аршинова перешло в ведение Отделения советских зданий при ЦЗЖ, а по упразднению этого Отделения с 1 июля 1919 г. в ведение Квартального управления № 26 Городского района18. В середине 1920-х гг. здание арендовало ЦК Профсоюзов железнодорожного и водного транспорта; на протяжении XX в. в нем располагались различные организации19.
ЦГА Москвы. Р — 1215. Оп. 3. Д. 44. Л. 118.
Вся Москва на 1926 г. М., 1926. С. 242.

Табличка. Старопанский пер., д. 5.


1 ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 684. Д. 27. Л. 1; Оп. 744. Д. 2446. Л. 71 об.
2 ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 684. Д. 27. Л. 1.
3 Ерёмина Л. Г., Печёнкин И. Г. Аршиновы. Страницы истории семьи. М., 2023. С. 10−11.
4 ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 684. Д. 27. Л. 1 об.
5 Там же. Л. 2 — 2 об.
6 Там же. Л. 3.
7 Там же. Л. 3 об.
8 Там же. Л. 4.
9 Там же. Л. 9, 11 об.; Ерёмина Л. Г., Печёнкин И. Г. Указ. соч. С. 39.
10 Там же. С. 39.
11 Романюк С. К. Сердце Москвы. От Кремля до Белого города. М., 2013. С. 399; Московский листок. 16 октября 1900. № 289. С. 2.
12 Там же. С. 2; Кириченко Е. И. Архитектурное наследие Федора Шехтеля в Москве. М., 2009. С. 153.
13 Там же. С. 153; Нащокина М. В. Московский модерн. М., 2005. С. 260.
14 Там же. С. 260; Кириченко Е. И. Указ. соч. С. 153 — 154.
15 Там же. С. 154; Нащокина М. В. Указ. соч. С. 260 — 261.
16 Там же. С. 260; Кириченко Е. И. Указ. соч. C. 154.
17 Московский листок. 16 октября 1900. № 289. С. 2.
18 ЦГА Москвы. Р — 1215. Оп. 3. Д. 44. Л. 118.
19 Вся Москва на 1926 г. М., 1926. С. 242.